Знакомства на бим радио

Вечеринка БИМ-Радио: «Мы из х», 21 июля — Фото — ресторан «Максимилианс» Казань

знакомства на бим радио

Каждый час в эфире прямые включения из студии БИМ-радио. Смотрите прямой эфир музыкальноно телеканала БИМ-ТВ и слушайте БИМ-радио. Илона Зинатова, директор «БИМ-радио» Такой «открытой площадкой» для знакомства с радиостанцией станет сегодня. В этой группе Вы можете знакомиться, общаться с людьми каторые любят и слушают Бим радио))).

Позже к нам начали приходить даже школьники: Поэтому, когда говорят, что у дверей радио всегда стояли толпы детей, — это не преувеличение. В е диджеи были местными звездами, по которым фанатели, и многие подростки мечтали стать ведущими. При этом мы начали вещать одними из первых, так что ориентироваться нам было не на. Конечно, в Москве были яркие ведущие: Но мы знали, что федеральные радиостанции мониторят регионалов и берут оттуда лучшее. Мы, например, уверены, что образ и манера Николая Фоменко — это приспособленный под Москву стиль Махмуда Аракаева.

Помню, как после первого эфира посмотрел с этой высоты на красивый осенний город — казалось, мы властвуем над ним, дикий кайф. Но в высотке было только вещание, офис находился в Соцгороде, мы общались между собой по автомобильной рации. Физфак — режимный объект, и это создавало массу трудностей. Вахтерши могли из принципа не пропустить Ирину Салтыкову без оформленного пропуска. Радио почти сразу стало круглосуточным, и с ночных эфиров невозможно было уехать, потому что на ночь запирали восьмой этаж и выключали лифт.

Однажды мы пригласили в эфир Аллу Пугачеву, вахту она как-то прошла сама — видимо, все же узнали, — но когда она увидела лифты, забитые студентами, развернулась и ушла.

Так сорвался эфир с Примадонной. Ольга Меркушенкова На физфаке было весело: Потом нас научили включать его самостоятельно на м, техническом этаже. Когда в Казань приезжал Борис Ельцин, его планировали провести по Кремлевской, тогда еще Ленина, на крышу физфака должны были проникнуть наблюдатели-силовики возможно, снайперыно бабушки на входе не хотели их пускать — стояли насмерть. Обычно по субботам в И вот я в эфире, говорю после каждой песни: Вдруг на пустой улице кто-то спрашивает меня, где в Казани можно купить хорошее пиво.

А еще с физфака было удобно предсказывать погоду: Илона Зинатова На м этаже этаже был только мужской туалет, женский — этажом ниже. Ночью можно было сходить в мужской и успеть за время стандартной песни. Илона и Станислав Садальский Илона и Сергей Пенкин Вячеслав Долгополов Ведущим в эфире было запрещено говорить, где мы находимся, иначе здесь бы каждый день стояли толпы людей.

Но как-то Николь случайно проболталась, что после работы ее можно будет увидеть около физфака. В итоге вечером на перекрестке была пробка: Потом под окнами начали появляться признания в любви. Не всем такое нравилось: При этом на физфаке не было даже нормальных туалетов, приходит звезда, а туалет — ужас!

Нам хотелось красоты, эстетики, культуры, как у московских радио — тогда все издательства находились в офисах по западному образцу, и у нас по сравнению с ними был кошмар. Мы даже Новый год не могли отпраздновать нормально — варили картошку кипятильником в ведре. Еще на нас постоянно кто-нибудь жаловался: Когда мы поставили камеру, чтобы обеспечить хоть какую-то безопасность и контроль над помещением, ее свинтили через три дня. В итоге я понял, что надо валить.

В году мы въехали в ДК меховщиков на улице Тукая. Это была просторная студия, полностью приспособленная под радио и ТВ.

  • «Мой день на радио»: Илона Зинатова, «БИМ-радио», Казань
  • Вечеринка БИМ-Радио: «Мы из 90-х», 17 августа 2018 — фото
  • STEREOBOX на люБИМой волне!

Прямые эфиры и интервью со звездами Вячеслав Долгополов В первый же год появились прямые эфиры — без них радио не бывает. Штука, выводящая звонок в эфир, стоила примерно долларов хрущевка тогда стоила Это было дорого, но мы, как технари, понимали, как все устроено, и сделали свою схему. Выглядело дико кустарно — размером со спичечный коробок, с кучей проводов, но это работало. В итоге оборудование обошлось мне в бутылку водки. У нас шел чистый прямой эфир в Москве, к примеру, была задержка на две секундыи в этом был свой драйв.

Ведущие специально троллили звезд — как-то Ирину Салтыкову заставили петь живьем в эфире свою же песню, и у нее совсем не получалось.

Но никто не обижался надеюсь! Что касается самих слушателей, нормально разговаривать в эфире они начали только лет пять. Диджей всегда вел селекцию входящих звонков. Если кто-то мычит или слышно, что пьяный, — его сбрасывали. Был особый контингент слушателей, которые ставили себе целью дозвониться и сказать в эфире что-то непотребное. Но у ведущих очень хорошо работала интуиция. Они предугадывали момент, когда человек захочет сматериться в эфире, и убирали звук.

Дозвониться до студии было невозможно — я даже шутила, что в нашем телефоне кто-то живет: Уже в году для обратной связи у нас появился интернет — естественно, на физфак в Казани его провели в первую очередь. Тогда же мы сделали свой первый сайт с чатиком, в котором постоянно тусовались люди. Они были явно не в духе, ну и вообще по энергетике абсолютно не мои люди — в общем, слово за слово, и у нас понеслось.

Не помню, чтобы меня потом за это наказали, хотя вообще-то это, наверное, был мой провал как интервьюера. Илона Зинатова В интервью я старалась раскрыть человека, благо у меня эфир со звездой шел час.

Одним из первых было интервью с Шурой, он был тогда безумно популярным, хотя выпустил всего две песни. Интервью вышло ярким, к концу он растаял. Борис Моисеев, помню, все интервью просидел в пальто.

знакомства на бим радио

На следующий день организаторы звонили, просили запись интервью — видимо, ему понравилось. Вообще, мы не были желтой прессой и у нас не было цели сделать из интервью скандал. Но когда ты говоришь с человеком вроде Моисеева, ты не можешь не затронуть тему ЛГБТ, потому что это органичная часть его сценического образа. При этом мне удалось разговорить его и на воспоминания о трудном детстве и жизни в военном городке. Еще было примечательное интервью с Михаилом Задорновым по телефону.

Оно состоялось за неделю до концертов в Казани. После беседы мне позвонили организаторы и сказали, что он очень хочет увидеть девушку, с которой разговаривал. Меня привели в гримерку, он сказал спасибо, расписался и подарил свою книгу.

Часто бывало, что звезды поначалу относились к нам с недоверием: Казань тогда еще и близко не стояла к статусу третьей столицы, а мы были провинциальной радиостанцией, на которой, как они думали, работает необразованная молодежь.

Секспросвет и закручивание гаек Илона Зинатова В самом начале из программ у нас были только музыкальные хит-парады с легким просветительским уклоном — мы рассказывали об исполнителях, знакомили слушателей с музыкальными альбомами, устраивали конкурсы. Потом появились тематические передачи. Для Memento Мori мне приходилось много копаться в исторической литературе, искать информацию об уходе из жизни знаменитых людей, номинантах и лауреатах премии Дарвина то есть нелепых смертях и разных видах казней в прошлом и современности.

Потом мы делали эротическое ночное шоу. Изначально программу выпускали в партнерстве с журналом Playboy, главным редактором которого тогда был музыкальный критик Артемий Троицкий. Издание предоставляло призы для слушателей, обычно это были номера журналов и брендированная сувенирная продукция. Это была юмористическая передача, потому что глупо говорить о сексе серьезно — либо ты сексом занимаешься, либо о нем говоришь.

Однажды мы организовали игру: Кроме игр общались со слушателями на разные, порой странные, темы: В эфире выступали профессиональные проститутки.

БИМ-радио: "Бизнес в деталях" в гостях Руслан Гадельянов

Но мы никогда не выходили за культурологические рамки, скорее изучали историю нравов — был естественный внутренний контроль, ответственность перед слушателем. Вячеслав Долгополов Однажды меня вызвали в Минсвязи по поводу эротической передачи.

У начальника отдела радио и телевидения сидела целая комиссия. Говорили, что мы пускаем какое-то непотребство, пошлость, что так.

Вечеринка БИМ-Радио: «Мы из 90-х», 21 июля 2018 — фото

Я офигел от недоумения, но покивал. Впрочем, это была воспитательная беседа — реальных полномочий закрывать передачи у них не. Но у нас были разные форматы и жанры для разной аудитории: Победитель получал сборник стихов классических поэтов.

Посыл был в том, что мы якобы для пацанов, а не для интеллигенции. Как я тогда переживал! Просто не понимал, как можно так зло наговаривать на коллег и передергивать факты. В х мы могли делать что угодно, но в е ужесточилось законодательство о СМИ, и медиа стали пресными. Сейчас мы не можем выпустить эротическую передачу или программу о смерти так, как делали это в е, — обвинят в пропаганде и прочих оскорблениях чувств различных категорий населения.

Конкуренция, реклама, дружба и наезды Вячеслав Долгополов В году в Казани появились еще две местные станции: Это нетипично для российского радиорынка, потому что обычно в регионы сразу приходили федералы. Когда они запустились, я думал, что мы не выживем.

Но история сложилось. Местные компании долго не шли на контакт, не верили в радио. Мы им говорили, мол, в каждой машине будет вещание, а они лишь с ухмылкой спрашивали: Объяснить, что радио лучше газеты, мы не.

Но иностранная компания все понимала и выкупила у нас рекламу сразу на полгода. Постепенно появились другие станции, приходили федералы, росла наша аудитория и появлялись стабильные рекламные деньги. В итоге мы вышли на самоокупаемость за год — все из-за того, что у нас очень малая себестоимость производства. Мы много работали по бартеру: У меня был набор VIP-карт во все клубы города, правда, я все равно почти никуда не ходил — не.

У наших диджеев у первых в городе появились пейджеры и мобильные телефоны. Делать рекламу было технически сложно — ролики записывали на кассеты, и во время рекламного блока диджей должен был встык включать несколько записей подряд с разных устройств. Мы хотели упростить задачу, смотрели на. А другие крутили с бобин, и это уже был вчерашний день.

Тогда наш инженер с физфака подумал о компьютере. В Москве мы купили музыкальную плату, вставили в тогдашний первый бытовой компьютер и начали записывать ролики. Шумоизоляция была слабой, поэтому вокруг микрофона сворачивали лист А4 и записывали голос в трубу.

Затем подкладывали музыку, и все — готов ролик. Тогда это была технологическая бомба, до сих пор горжусь этим изобретением. Так мы и становились на профессиональные рельсы. Появилась внутренняя конкуренция — работа диджеев тоже была завязана на коммерции.

STEREOBOX на люБИМой волне!

Чем популярнее ведущий, тем больше его слушает людей, а значит, в его время реклама стоит дороже. Про наше радио ходят легенды: В одной комнате стоял передатчик, в другой — в студии производства — записывались рекламные ролики. Отдел продаж располагался в другом конце города, поэтому связь с выпускающей студией осуществлялась по рации, так было быстрее.

Мобильных телефонов тогда не было, чуть позже появились пейджеры. Я прекрасно чувствовала себя в роли ведущей как линейного эфира, так и авторских программ. Сейчас я там, где приношу больше пользы компании в данный период времени. Не за пультом, но в управлении. Первые диджеи были настоящими городскими звездами, хотя их не показывали по ТВ, и они не снимались в рекламе. Сейчас на радио звучит западная и популярная поп-музыка, ориентированная на региональный менталитет слушателей.

Радиорынок Казани сегодня представлен радиостанциями. В основном это сетевые московские медиа. Таких песен в фонотеке у радио порядка шести.

знакомства на бим радио

Напряжение у людей в повседневном стрессе велико, мы часто замечаем это по хмурым лицам соседей, видим проявления повышенной агрессии на улицах. Выпусков новостей у нас. Новостные программы подразумевают приличный штат сотрудников информационного отдела, профессиональных журналистов, — это дорого для местной станции.

Да, индустрия развлекательных СМИ отвлекает от важных политических и социальных проблем, это правда. Для того, чтобы заострять внимание на острых моментах, есть СМИ иных форматов. В итоге, два дозвонившихся слушателя принимают участие в интеллектуальном конкурсе, а выигрывший получает съедобный приз.

Илона Зинатова, директор БИМ-радио: Больше всего в работе мне нравится испытывать радость от того, что задуманное и спланированное получилось, когда видишь реальные результаты. Продуцируя полезные услуги, мы получаем средства, которые позволяют нам развиваться и жить дальше, как мы сами хотим. Я говорю как о компании, так и об отдельном сотруднике. А что может быть ценнее свободы, то есть жить так, как ты хочешь.

Идет обсуждение деталей работы со службой продаж. Илона комментирует, что в последнее время спрос на рекламные услуги радиостанции растет, хотя для этого пришлось противостоять сетевым радиостанциям. БИМ-радио вещает также в близлежащих к Казани малых городах. Помимо Альметьевска, куда мы пришли три года назад, нас можно слушать в Зеленодольске, Волжске, Лаишево, Арске, в сетке которых есть и свои местные часы вещания. Например, в Альметьевске у нас работают свои ведущие, журналист, проводящий ежедневные прямые включения с улиц города.

Основная проблема регионального радиорынка — это распределение частотного ресурса. То, каким образом это происходит в последние несколько лет.

В итоге, создалась ситуация, в которой в регионах львиную долю на рынке составляют сетевые станции крупных медиахолдингов, а локальные, в большинстве своем, вынуждены сходить с дистанции. Связано это нередко с тем, что сетевики устанавливают ценовой демпинг: Рабочий день подходит к концу.